Прочитайте, как обстоят дела у сайта Дневников и как вы можете помочь!
×
14:41 

История в обрывках.Part 2. Часть 1. Полностью переписана с третьей главы.

Tom_Tonnay
Если выбирать между правдой и легендой, транслируй легенду.(Anthony Wilsen)
Примечание номер один. Крайне важное.
Первая глава не вовсём совпадает с последней главой прошлой книги.
Можно считать её альтернативной концовкой, хотя смысл тот же.
Так же во второй части будет присутствовать некоторые альтернативные оговорки,
но они будут указаны (или будут двойными, стандартный вариант + альтернатива).


Глава первая. Вечность в дороге.

-Алло... Да, да, да... Я люблю тебя, давай чуть позже... - меня настигает удар о плотную гладь воды, машина разлетается на части - Пока.
Вдох, вдох, вдох, чёрт же возьми, сделай же наконец этот вдох. Вода во круг, вода с верху, с низу, с лева, ну и тем более с права, права на ошибку, кстати говоря, уже нет.
Первый вдох, как рождение, это и есть рождение, хочется рассыпаться цветами по водной глади, чёрт с ним с солнцем, оно спряталось за тучи, вот вот пойдёт настоящий дождь, не страшно я и так весь мокрый, тело болит, дышать тяжело, но можно, я жив, моё тело на поверхности, с трудом держится, но дышит. Некролога не будет.
Выбраться на поверхность это первая задача, я её выполнил, осталось добраться на берег, это уже не так сложно, столько адреналина в крови, что это совсем пустяк, там на верху, на лазурном берегу золотого Эльдорадо, меня ждёт Харлей-Девитсон, он унесёт меня от сюда к поезду, совсем чуть чуть и я свободен, все документы уже готовы, ни кто не знает, ни кто не видел, мне повезло.

Скользкий карниз не смог остановить меня, теперь я на берегу и дождь уже начал скупо оплакивать мою прошлую жизнь, кажется что это мои же слёзы, остановить мандраж ни как не удаётся, тяжело идти, ноги устали, руки вообще висят плётками, работает в полную силу только мозг, мотоцикл припаркован совсем не далеко, ещё двадцать метров и я на нём, я уже вижу как блестят хромированные части этого агригата, ключи под передним колесом... Хватит ли у меня сил чтобы толкнуть эту махину? Конечно, без вопросов, второго такого шанса не будет.

Как перекрасна утренняя дорога на которой почти ни кого нет, не смотря на ледяной ветер и дождь, не смотря на полное отсутствие сил и невозможность курить, я так близко от вокзала, сталось замести следы, запутать всех своими крюками, сначала в Москву, потом в Джанкой, там на попутках в рай. Кому по пути? Хотите счастья? Ну такого, настоящего, а не обманно краткосрочного? Хотите открою рецепт? Только не пытайтесь повторить это дома, ведь слово дом для вас исчезнет. Живите дважды! Трижды не стоит, тем более это может стать вечностью.
- Добрый день, лейтенант Петренко, предьявите ваши права и документы. - Ха, первая проверка, новая жизнь, новый паспорт, новые проблемы... краш тест.
- День добрый, вот пожалуйста, только промокли немного, дождь.
- Есенин? Сергей Александровичь? Хммм... всё нормально, будте осторожны на дороге, не лучшее время для прогулок на мотоцикле.
- Спасибо, уже домой еду, просто с погодой не повезло, до этого всё было хорошо.
Как же приятно чувствовать мощь двигателя под своей пятой точкой, особенно когда он заводится и несёт тебя сквозь все проблемы твоей жизни в новую псевдо реальность, новое бытие.

- Разорви на мне одежду, я хочу жить и думать по новому!!!
- Что??? Вы пьяны! - я явно ошарашил проводника проверявшую билеты. Надо быть чуть сдержаннее
- Простите, да, вы просто не понимаете, выпил я совсем чуть чтуть, но такой день такой день!!! Когда мы будем в Москве?
- Через девять часов.
- Почему так много, я хочу быть там сейчас!
- Это скоростной поезд, но не самолёт! У вас тринадцатое место. Проспитесь на вас глядеть больно, молодой человек.
- Господи, да я старше вас лет на пять, а может и больше, сколько вам лет? Двадцать? Двадцать пять, хотя всё равно, вы отлично выглядите, вам стоит позировать для картин... Простите, я пойду не буду вам докучать... Как тронемся принесите мне виски... Лучше "Катти Шарк"!
- Хорошо, проходите уже...
- Хорошо, хорошо...
растворяюсь, как давно я не есздил в поездах с таким количеством людей, плацкарт, душно, люди суетятся, складывают вещи, а у меня их почти нет, все мои вещи спрятанны в камере хранения киевского вокзала в Москве.
_ Здавствуйте, видимо я еду с вами! - две девушки двадцать пять, тридцать лет, парень, совсем молодой, максимум восемнадцать, судя по всему уже знакомы друг с другом, пьют дешёвое пиво, по столу расбросанны стандарты студенческой закуски, шпроты, салат оливье, батон нарезной, какието консервы, нарезка... ну и так по мелочи, сухарики, чипсы... Люди едут отдыхать, это видно по их лицам. - Меня зовут Сергей, приятно познакомиться.
- Дима. - парень с улыбкой протягивает мне руку и показывает на девушек - А Это Света и Наташа, нам тоже очень приятно.
- Простите конечно, но можно у вас пивом угоститься, а то сушняк дикий, а пока бежал купить не успел, опаздывал... Но как тронемся я вас отпою... Обещаю! Я уже заказал Виски!
- Да ладно, не напрягайся, пей сколько влезет!
Обычные люди, без всяких комплексов величая, с горящими глазами и ещё не разбитыми мечтами, всё в переди, всё как на ладони, даже жаль что им прийдётся узнать столько всего плохого об этом мире.
- Good morning, Amerika! Do you know... about Jim Jarmush? No!? But now song from hi's film "Dead Men"! Neil Yong "Dead Man"!
- Интересно где мы? И почему в поезде не русское радио? Сколько там до Москвы осталось?
- Часа полтора, видимо нам повезло... Хороший саундтрек, жаль помехи... - парень изрядно набрался, да что там говорить, я пол вагона уже напоил, хохо хо это последнее селяви России пожалуй и мне уже совсем не трезво думается, прощай моя любовь, прощай моя мечта, прощай всё то что держало меня здесь, каждый час отдаляет меня от дома, каждая секунда делает меня всё мертвее и мертвее, поезда разгоняются в небо.
Радио сбилось и превратилось в шумовую завесу из помех. Спать уже бессмысленно, когда мы прибудем на вокзал, лучше выйти в драбодан пьяным и сонным, чем поспавшим час и пьяным.
- Ты же архитектор? - обращаюсь к парню.
- Да.
- И как успехи?
- Учусь пока... Так что своих зданий ещё не делал...
- А можешь?
- Думаю да, не знаю, в принципе это не так сложно как кажется.
- Я знаю, я сам когда то занимался чем то подобным.. Могу помочь в продвижении.
- Правда? А как?
- Вот, - протягиваю ему записную книгу. - здесь телефонные номера людей которые тебя продвинут... Их конечно много, но позвони в первую очередь Пуховому Андрею и Самсоновой Наталье, они тебе точно помогут, скажи что тебе номера Том дал, только ни когда не рассказывай при каких обстоятельствах и когда ты меня встретил... Если что то мы просто познакомились в баре в Питере и мне понравились твои работы.
- Ты же говорил что тебя зовут Сергей... Почему же Том?
- Это из прошлого, потом узнаешь, только без лишних слов, просто хочу ко му ни будь помочь чем могу.
- Спасибо...
- Не зачто пока, но это тебе даст огромный толчок в перёд, дальше будет лучше... Кстати, оставь мне свой телефон, мобильный желательно, мне может потребоваться дизайнер в скором времени.
- Пожалуйста - диктует номер.
- Ага... Дойдёшь до вагона ресторана?
- А что?
- Возьми ещё бутылок шесть "Бадвайзера"... если не будет то "Козла" тёмного и закуски какой ни будь, вот деньги.
- Сейчас.

Москва, о какая же ты огромная, как же ненавижу тебя, за то что ты сделала со мной с моими чувствами и моими друзьями, расстай в облаке моего тумана... Я всё равно не вижу тебя, я слишком пьян, слишком невменяем, но это к лучшему... Чёрт как же мне плохо...
- Гляди что вздумал! Блюёт прямо на вокзальной площади, а ну давай забирай его!
- Хмм... А это не тот художник про которого в новостях показывали?
- Да, ну, брось ты, тот сдох уже, а этот вон живой и хули он делал бы в Москве если машину в Питере нашли? Пакуй его... - менты, чтоб их.
- Ээээ... Ребята, у меня поезд через... пол часа... Давайте как ни будь так решим? Мне ехать...
- Охренел что ли совсем, давай его в машину... Документы у тебя есть?
- Да... Да, сейчас...
- Бля, Есенин, правильно говорят про него что алкашом был, небось этот потомок какой ни будь, по этому и бухает! - смеётся сука, я бы на тебя посмотрел в моей ситуации.
Маши на воняет, бомжа они что ли до этого возили...
- Эй, Есенин! Что в отделение поедем?
- Есть альтернатива?
- Ну давай, оплатишь нам штраф, а мы как ни будь распишемся за тебя.
- Хорошо... Сколько?
- Две.
- А чего так много? Меня же не за распитие взяли, может у меня пищевое отравление было... На улице я не пил и не хулиганил...
- Ты тут торговаться ещё будешь? Я тебя щас за мелкое хулиганство на десять суток заберу и хрен ты куда поедешь.
- Документы отдай.
- Зачем!?
- Отдашь заплачу.
- Миша, отдай этому бухарю паспорт... Есенин блин.
Забираю паспорт и отдаю деньги, к счастью у меня их ещё хватает, хорошо хоть катать не стали, до поезда почти не осталось времени, а мне ещё в камеру хранения, я король мира, главное не попасться из-за мелочи.
Хочется спать, до рассвета ещё далеко, отосплюсь в поезде, сегодня мне уже крышка, главное дойти, доползти и всё я в буду в безопасности и так далеко от сюда, что даже думать обо всём этом не надо будет. Вперёд меня ждёт лето, море, галька и сосны на морском берегу.
Чуть менее ироничное начало старой истории.




Глава вторая. Джин в тонике (приквел для "Мёд в морском ветре").

Разбросанные по берегу консервные банки подозрительно блестели на солнце своими грязными и разогретыми боками, каждый зубчик крышки хищно поглядывал на все живые обьекты, что проходили мимо, в том числе и на меня. Доброе утро прохожий день, завтра тебя уже не будет на этой земле, ты уйдёшь в другое время и мы больше ни когда не встретимся снова, мне даже немного жаль, я так много времени сегодня упустил, потерял, прожил зря. Моя дорогая супруга осталась дома, а мне так надоело находиться там, что голова покатилась в перёд заставляя ноги догонять её.
В мусорной куче на краю пляжа добавилась ещё и моя бутылка из под пива и я поспешил открыть вторую... Всё же сумка-холодильник дико удобная штука несмотря на несколько неудобную форму, зато всегда под рукой есть прохладительные напитки, главное следить за их количеством и не забывать пополнять запасы. Ну вот, кажется я пришёл, вот и старый пирс, когда то, между Ялтой и Симеизом была постоянная судоходная линия и морские "трамвайчики" ходили здесь каждые полтора часа, теперь же пирс почти развалился и морские волки с неохотой заплывают сюда, раз-два в день их всё же можно увидеть, но им всё же предпочтительней подплыть под навес средневекового замка в "Ласточкином гнезде" чем маневрировать между торчащими из воды остатками прошлой жизни Симеиза.
Но по моему здесь красиво, вся эта разруха, она как то притягивает, стоишь и смотришь, как загипнотизированный на проржавевшие и во многих местах обвалившиеся опоры, на лежащий кусок бетона в том месте где пирс рухнул, на непонятную метало конструкцию напоминающую подвесную лестницу, по которой людям приходится ходить, чтобы заходить или соходить с пирса, это всё таки красиво, как то по постмодернистски, хотя это всё таки это извращённая красота.
Нет, я сегодня не готов забираться на этот пирс, меня слегка шатает, всё таки жара и алкоголь делают своё дело, просто пойду дальше по берегу, туда где будет кафе в котором можно будет посидеть в тени и подумать над собой, ведь мысли в жару они как мёд, тянутся медленно и неохотно и их не малая часть остаётся на стенках черепной коробки и засахариваясь тяжелеют и твердеют, хотя хочется чтобы они текли как вода в горном ручье, быстро и чисто не оставляя от себя ничего кроме следов собственных побед над человеческой сущностью.
Я вернулся домой часа через два, прихватив с собой в магазине три литра тоника и литр джина, вина уже не хотелось, хотелось наконец то сладкой горечи поражения, война закончилась и я проиграл, впрочем победивших сторон в войне нет никогда, война уничтожает человека изнутри при любом исходе.
- Ты пришёл? - она кажется только что проснулась, глаза заспанные, она немного ежится и как бы укутывает себя в свой халат, хотя это явно не от холода, на улице до сих пор дикая жара.
- Нет, это не я и уж тем более как я мог прийти если я пошёл погулять, я до сих пор гуляю, а это не я, это третья отстранённая личность не имеющая ко мне никакого отношения.
- Прекрати, я только проснулась, от этой жары засыпаю, да и легли вчера как то поздно...
- Сделаешь какой ни будь салатик? Я пока дойду до шашлычной, куплю поесть. - Шашлычная находилась в паре минут от нашего жилья, по этому сходить туда было не сложно и не долго, а готовить что то на кухне не хотелось, там и так душно.
- Хорошо, возвращайся поскорее, кстати что это у тебя там? - показывает на сумку-холодилькик.
- Джин-Тоник, только по отдельности... Кстати надо ещё лимон купить, тогда вкуснее будет... Всё, я пошёл.
Тени деревьев расползались слизняками по горячему асфальту, запах шашлыка витал в воздухе как потолстевшая фея забиваясь в нос и мешая чувствовать другие запахи, ржавенькая "Победа" резво прогремев двигателем на подъёме, где то в хвое кипариса пряталась белка, её присутствие можно было заметить только по характерному хрусту шишек и по переодической бомбандировки проезжей части "огрызками" от вышеупомянутых шишек, голова жусжала майским шмелём, ожидая скорого шторма и подавая сигнал сос ещё мыслящим клеткам головного мозга, хотелось спать, хотелось курить, хотелось выпить, но пока надо держать себя в руках, ну не садиться же на дорогу с бутылкой водки и папиросами как последний битч, надо спокойно взять мяса, сигарет, лимончик, вернуться на веранду дома и обняв красивую девушку наслаждаться приближающимся вечером который закончится россыпью звёзд перетянутых верёвкой млечного пути, всё это грозило мне через ближайшие пять-десять минут.



Глава третья. Встреча.


Мы вышли из бара и, поймав машину, поехали в сторону рассвета. Где то в этом городе меня ждала потерянная душа, что ни как не хотела понять, на сколько я отвратителен, может быть это и не было бы так прискорбно если бы не тот факт, что и мне хотелось в это верить когда я слышал это от неё, но надо признать, что выбор у меня совсем не большой, например мне ни когда не стать идеальным, а этого так все хотят.
Таксист с неохотой вывел машину на дорогу и направил лучи фар в космическое пространство, явно не понимая, что от него хотят столь поздние и столь не трезвые пассажиры, думаю, ему было бы легче если бы со мной сидела баба, тогда бы он всё прекрасно понимал и не спеша катил бы нас по кольцу в преисподнюю, мы бы наслаждались неспешным джазом, за дополнительную сотню включённом в стерео машины, расслабили бы свой мозг и, возможно, отдались бы похоти прямо на заднем сидении автомобиля, стыдливо прикрывшись поднятой перегородкой из чёрного пластика надёжно закрывавшей нас от водителя. Но мы были двумя ирландскими пьяницами, что только и смогли дотащить друг друга до стоянки перед баром… это всё меняло и, на сколько я мог понять - портило.
- Сколько мы уже знакомы? Год, два, пять? Больше?
- Да я и сам уже не смогу ответить, даже на вскидку… помнить бы с чего всё началось, а точнее спросить тех кто тогда был… чёрт, ни как не могу сформулировать, по моему мы сильно перебрали сегодня… Тебе так не кажется?
- Что значит кажется!? Я в этом уверен. Мы не просто перебрали, мы тут в говно надрались, но, мать твою… это разве так важно. Хотелось, просто, хоть что ни будь вспомнить, кажется я стал забывать свою прошлую жизнь на столько, что пришлось вспоминать как ты выглядишь, в течении получаса смотрел на тебя и думал… хорошо, что ты так долго сидел здесь, а то так бы и свалил, а я так и не смог бы понять кто это был передо мной…
- Я тебя тоже как-то почувствовал и, по моему, даже заметил, но не поверил… почему ни чего не сказал? Не позвонил? Кто ни будь вообще знает? Или ты так решил сбежать совсем от всех… Ты, блять, подонок каких ещё поискать надо….
- Знаю, знаю, прости в тот момент… я, как то и не задумывался… а теперь уже поздно, хотя ты не единственный, есть ещё пара человек, но это всё не то. Им сказал я, а ты сам меня нашёл, ни чего не зная. Может быть это судьба? Знаешь, я начал в неё верить, по крайней мере перестал отрицать её существование, наверное я просто старею, но в этом что то есть.
- Точно стареешь, не хотел бы встретиться с тобой ещё через пару лет, совсем наверно из ума выйдешь – смеётся.
От бара, до моей гостиницы совсем не далеко, просто дорога кривая, сказать по правде пешком до неё примерно столько же, а быстрым шагом можно даже быстрее дойти, но нам это уже не светит.
Расплатившись с водителем мы повернули свои косящие ноги в сторону услужливо открытых дверей, лёгкий ветер пропитанный солью подбадривал нас и, заставляя то и дело встряхиваться, чтобы почувствовать тепло в своём коченеющем теле, наверное, пойди мы сразу в гостиницу этого бы не было, но моего друга потянуло взглянуть на проржавевшие скелеты кораблей на «кладбище», а я был не против, казалось, что это самое важное в этом вечере, то что у нас нет выбора, мы должны к ним подойти, не смотря на приближающуюся осень, и на не стандартный для данного времени года, холод.
Уперевшись головой в борт «разлагающейся» баржи он что то бубнил себе под нос, но я, хоть и стоял меньше чем в метре от него, не мог разобрать, похоже это была какая то песня с которой он ассоциировал всё происходящее вокруг.
Я думал, что это продлится вечно, но он очнулся из своего транса, и пристально вмяв в меня свой талый взгляд, сказал:
- Слушай… а можно я у тебя останусь? Меня так всё достало… мне тридцать пять, а за душой со всем ни чего… это не нормально, да, я знаю, что для музыканта это нормально, но меня это совсем не устраивает, я ненавижу музыку которую делаю, ненавижу этих малолеток которые приходят на наши концерты и… ты ведь меня понимаешь?
- Хммм, я, конечно, был бы этому рад, но как же тогда весь мой план? Сюда начнут тянуться те от кого я и хотел убежать, наверняка понаедут СМИ и прочая шушера, придётся всё объяснять, да и плачущие «поклонники» моего творчества меня не радуют…
- Нет, ты не понял… Я всё понимаю, я же не дурак, сам ведь хочу от этого избавиться… да, конечно наверное мне не хватит смелости на то что сделал ты… но я могу купить твою гостиницу, а ты будешь чем то вроде ангела хранителя этого заведения, тогда ни кто ни когда ни чего не заподозрит, да наши «друзья» врятли сюда сунутся, мой мизантропизм их в конец достал, слишком часто я посылал их к чертям… а если не выйдет, то я помогу тебе скрыться…
- Пойдём ка выпьем, а потом посмотрим.
- Хорошая мысль ¬- выпить… а как тебе идея выпить прямо здесь? На баржу же можно забраться, вон там останки трапа, даже в моём состоянии я туда влезу, а ты то я думаю уже всё тут излазил.
Он был прав, это была прекрасная идея, по крайней мере она мне нравилась, да и пока мы торчали на улице я успел изрядно протрезветь, что давало мне силы на «приключения».
- Стой здесь, схожу в бар, возьму, чего ни будь, выпить.
Только взглянув на мою физиономию бармен достал из-под стойки литр «Джек Дэниелса» ведёрко со льдом и бокал.
- Джо, сегодня два… и если к утру не вернусь, то ищи моё тело на «причале».
- Ага, понял.
Он достал и вторую ёмкость для алкоголя и, многозначительно, протерев поставил передо мной.
В тепле часть уверенности размазалась и превратилась в сонливую рассеянность. О, Орфей, скажи мне за что ты так жесток к пьяным и выпившим, почему они так теряют уверенность в себе когда ты начинаешь смотреть на них своими бездонными глазами, ведь до этого всё так хорошо, так правильно и красиво, смело и «трезво».
В прочем мне удалось быстро собраться и даже подцепить где то новую уверенность в правильности своих действий и желаний.
- Эй! Ты тут ещё не уснул?
- Нет, но уже пытался… что то мне как то расхотелось туда лезть, да и мутить начало…
- Так! Прекратить разговоры в строю! У меня уже есть лекарство, так что бери вот это ведёрко и бокал, сейчас будем «альпы» покорять.
Ржавая лестница фактически без перил кричала всем своим телом о своей старости и не дееспособности, но мы упрямо поднимались вверх, хотя вернуться назад хотелось всё больше. Видимо это действительно была плохая идея…
Полегчало нам только когда серп месяца начал слепить наши глаза и красить неприглядную «палубу» в аллюминиево-синий цвет.
- Ну, вот и залезли, а ты боялся… здесь даже есть где посидеть.
И действительно, раньше я как то не обращал внимания на то сколько здесь целых частей, пожалуй это самый целый корабль из всех приколотых в этом месте.
Мы расположились практически на носу баржи и рассыпав лёд по бокалам залили его огненной водой, новый приток алкоголя ударными темпами обеспечил тепло всему телу и прогнав сон заставил нас разговаривать о прошлом и будущем, наслаждаясь холодеющим ветром и увеличивающимся волнением моря. Наверно под утро море раскроет все свои бездны и унесёт нас с собой чтобы прокормить всю рыбью братию обитающую в нём, но пока мы можем представлять себя смелыми мореплавателями идущими на потрёпанном штормом судне к новым землям.


Глава четвёртая. Открытки.


Найти в этой дыре машину на которой хотелось бы ездить и при этом не привлечь к себе внимание прессы практически невозможно, но трудности нужны только для того что бы их преодолевать. Набравшись наглости я залез в интернет и начал искать что то хотя бы капельку напоминавшее мне идеал машины с откидным верхом, но всё что мне попадалось на глаза или было в уничтоженном состоянии или являлось современной «электробритвой» со всеми удобствами, я не в коем случае не против всех удобств, я против дизайна современных автомобилей… ни какой фантазии, каждая новая модель похожа на все старые при чём двух-трёх производителей, отличается только цена и количество прилагаемых подушек безопасности в базовой комплектации.
После недели бесплодных поисков я таки наткнулся на более или менее пристойный Шевро, он конечно не был ярко красным и электрический подъёмник для крыши давно не работал, но корпус был практически не тронут ржавчиной, вся ходовая и двигатель были в отличном состоянии большинство деталей были родными, что говорит о бережной эксплуатации этого автомобиля, а это гарантия его работы ещё долгое время.
Конечно же я купил его. Ездить на нём сплошное удовольствие, машина слушалась меня как родная ощущение, что её сделали специально для меня, вес руля при повороте, поскрипывание тормозов при резком торможении, ветер развивающий волосы и норовящий содрать с меня тёмные очки, всё это было частью конструкции этой машины, частью одного целого, даже дорога становилась только частичкой колёс без которой можно было бы улететь в космос.

* * *

- Уау, где ты отрыл это чудо? Это же почти копия твоей «Шерри», так бесславно канувшей в новогоднюю ночь – смотри ка ты, помнит.
- Да, вот нашёл тут одного дедка который купил её в перестройку и как то так не успел насладиться всей прелестью данной машины из-за проблем со здоровьем, но почем у то сохранил и держал в отличном состоянии изредка «выбегивая» по дорогам.
- Перекрашивать будешь?
- Нет, кое где реставрировать, конечно, надо, но чуть позже, когда вдоволь накатаюсь, тем более в глаза не бросается, а с цветом пусть как была чёрной, так и остаётся, не хочу менять что то в этой машине, боюсь, что разлюблю если сделаю всё так как хотелось бы только мне одному… ревновать перестану.
- Да ты я смотрю философ, но учти – Любовь только к автомобилям заканчивается плохо.
- Знаю. Не трави душу. Поехали, покатаемся.
- Ага, только крышу подними, а то похоже сейчас ливанёт, не хотелось бы промочить себя и этот замечательный салон…
- Помоги мне тогда, а то она не работает автоматически, надо ручечками поработать.
Оказалось, что поднять крышу, без помощи пневматики, не так-то просто, но мы справились с этим подвигом Геракла как раз к началу осенней грозы, вообще то местные полицмейстеры не рекомендуют выезжать в такую погоду на дорогу, но нам уже ничего не страшно, поэтому вдоволь наслушавшись урчания двигателя на холостых оборотах я плавно надавил на педаль газа и «поплыл» с грацией четырёхпалубного брига в штиль.
- Всё возвращается на круги своя… опять мы в Шерри, хоть и переродившейся, опять катимся без цели, тебе не кажется, что всё же от судьбы не уйдёшь… вот спорим, через пару поворотов, будет стоять девушка насквозь промокшая и замёрзшая, что будет пытаться поймать машину, а так как на дороге мы одни, то именно мы её возьмём и ты в неё влюбишься, а дальше всё опять будет как всегда, напялишь маску циника, устроишься на, какую ни будь, странную работу, типа «художник», потому что хоть тебе и не нужны деньги, тебе надо будет куда то девать своё вдохновение… и куда тогда дальше? Майами?
- Майами мне нравится, я подумаю над твоим предложением… а вообще я уже думал об этом, но по моему это всё же бред, как то сколько здесь не живу ни чего не произошло, ну кроме твоего появления, считать это знаком свыше откровенно глупо, в этом мире всё строится на случайностях и… обрати внимание, мы уже проехали поворотов пять и ничего, ты ошибся. И если всё же случится что-то подобное, то я напишу про это книгу, пожалуй, это будет самым простым вариантом избавиться от нахлынувших эмоций, что перерождаются во вдохновение, рассказать всем правду, да ещё и так, что бы ни кто не поверил. Как тебе?
- Мне нравится… и Майами тоже. Раз уж всё так по старому, давай куда-нибудь зарулим выпить… ну ты ведь давно здесь наверняка знаешь пару хороших местечек?
- Конечно… только как у тебя с наличкой, у меня только карточка, но её там не примут, а катить до банкомата не хочется.
- Ну, не очень много, но пару тысяч наберётся… Ты хочешь внести пафос в наш алкоголизм?
- Ещё какой, поедем пить в средневековом замке, построенном на скале, торчащей из моря! Как тебе? Напиться на пару тысяч нам не удастся, но поднаберёмся не плохо, и у нас останется шанс вернуться домой живыми.
- Ну, хорошо, доверюсь твоему чутью, рули туда.

* * *


Огромные люстры из хрусталя и позолоченного железа нависали над дубовым столом на сотню персон. У панорамных окон ютились столь же монолитно-дубовые столики человек на пять, шесть, хотя при желании за них можно было бы усадить футбольную команду Челси вместе с запасными игроками и парой самых верных болельщиков.
Чтобы поудобнее сесть за столом, мне потребовалось подвинуть стул приставленный к нему, по весу он вполне совпадал с весом средненькой такой книжной полочки набитой книгами под завязку, после этих ненавязчивых физических упражнений мне стало страшно представить сколько весит наш столик, а уж тем более банкетный стол.
- Добрый вечер, вам меню или вы уже знаете что будете заказывать… - ухоженный официант одетый явно лучше чем мы с довольным видом излучал желание отработать свои чаевые.
- Мы вообще то заехали слегка промочить горло, ну и наверное закусить помаленьку, так не напрягая кошелёк и печень, может, посоветуешь чего ни будь?
- Конечно, у нас отличный набор погребных вин, вот, возьмите карту. В зависимости от выбранного вами вина я подберу идеальную закуску из рыбы или мяса с овощами и морепродуктами…
- Ээээ, приятель, стой, мы ведь уже объяснили тебе цель визита. Старик, хорош докапываться до официанта, я тебя сюда привёз и если ты будешь мне дальше доверять, то мы выполним нашу миссию и спокойно поедем спать, договорились?
- Ладно, я в твоей власти, заказывай.
- Так… Три бутылки Хереса годов шестидесятых, только не смей меня наёбывать я про него знаю всё и проверю качество напитка, бутылку водки, ну поллитровую, какая у вас там фирменная, её в общем и пончиков солёных, порции три, если что ещё дозакажем. Ну, можешь бежать и исполнять нашу прихоть… водку только сразу неси, да холодненькую, чтоб зубы сводило.
Услужливость официанта сразу куда-то подевалась и он, не торопясь, пошёл к барной стойке за водкой и стопками.
- Нам же плохо станет… Ты уверен в своих силах?
- Конечно, на двоих мы это как раз и осилим, а пончики тут жирные и как закуска пойдут отлично, тем более надо бы машинку обмыть, что бы бегала хорошенько и не кончила как её предшественница.
- Это точно. Какие у тебя планы? Ну, в смысле, то что мы напьёмся сегодня это и так ясно… - официант выставил перед нами запотевшую бутылку фирменной водки и расставив стопки исчез из зоны моего обзора, я же не преминул возможностью разлить по стопочкам первый залп. – А что дальше? Долгосрочно? Не просто же напиваться каждый божий день растрачивая свои накопления подпитываемые отелем? То есть это конечно всё хорошо, но я ещё не считаю себя пенсионером, что бы бездействовать на столько.
- Да, меня терзает мысль о превращении в овощ, но пока дальнейшего плана действий нет, просто я ни когда не думал, что всё так быстро получится, все го то пара-тройка лет и всё готово, отточено до идеала, работает и даже окупается, то есть я этого совсем не ожидал… Всегда думал, что на это надо угрохать целую жизнь и то за тебя будут доделывать твои дети всё то, что осталось для тебя недостижимым, а мне вот даже дети не потребовались. Когда всё стало налаживаться и мои усилия перестали требовать от меня постоянного присутствия в делах, хотел вернуть любовь, но что-то не срослось, да и не стоило, наверное, пытаться. – сделав паузу, что бы осушить стопку и налить новую я продолжал – Думал уж даже обзавестись местными друзьями, но и тут как то всё само случилось, ты вот появился, ещё и навязался подставным владельцем моей гостиницы…
- Почему это подставным? Я ей ведь теперь занимаюсь, ну там брифинги провожу…
- Да потому что бухгалтерия всё равно на мне вся висит, так как ты не знаешь что к чему, ладно, проехали, я не против, в конце концов, «чужие отпечатки пальцев на пистолете никогда не помешают».
- Ну и шуточки у тебя… Давай уже, вторую выпьем, а то пули так и свищут, а не должны.
Когда мы выпили по второй стопке, холодный и жестокий мир во круг нас стал казаться ещё более холодным и жестоким, так как всё внутри нас стало мягким и тёплым и как только мы размякли на столько, что почувствовали какие эти стулья неудобные и жёсткие, к нам подошёл официант и расставил перед нами три бутылки хереса шестьдесят второго, третьего и четвёртого годов, пару бокалов и засыпанные в одну большую тарелку пончики, судя по количеству действительно три порции. Официант открыл первую бутылку и разлил янтарное вино по бокалам и, оставив штопор нам, удалился восвояси.
- Что то мы всё пьём и пьём… может стоит задуматься о чём то кроме?
- Может и стоит. А может быть – это очередная дурацкая идея вызванная алкоголем.

Разговор ни как не клеился, то есть он может быть и клеился бы, при условии, что дальнейшие планы были бы не так туманны, но в нашем случае обсуждать будущее было гораздо бессмысленней чем болтать о прошлом, что само по себе не вдохновляло.
Я начал лениво осматривать других посетителей. Парочка сорокапятилетних мужланов с сединой в ребре и бесом в волосах обсуждали какой-то план строительства за соседним столиком, жадно уплетая стейки и запивая их пивом, ещё чуть дальше молодой парень пускал пыль в глаза девушке, очень дотошно обсуждая с официантом меню. Обычный будний вечер в дорогом ресторане, мало посетителей, много нервотрёпки и парочка алкоголиков решивших разнообразить свой вечер шиком и блеском.
- Давай, упаковывай вино с собой, щас водку допьём и поехали, не хочу больше здесь находиться, лучше посидим где ни будь на берегу моря, хоть и холодно, зато не так скучно и чопорно.
- Мы же недавно пришли? Тебе так быстро надоело место которое ты сам посоветовал?
- Не в этом дело, место конечно пафосное и крутое, но больше не могу находиться в нём, надо ехать отсюда… просто ощущение такое, расплачивайся, и поехали отсюда.
Естественно мы так и поступили.
Дождь закончился, но дорога была ещё совсем мокрой, поэтому я не стал сильно выжимать газ, наверное боялся потерять управление и разбить свою новую Шерри о скалы или, того хуже, улететь с дороги в обрыв.
В магнитофоне играл Том Уэйтс и мы ехали молча жадно вслушиваясь в каждый аккорд, мой друг даже успел заснуть, но тут судьба всё таки догнала меня, а точнее я нагнал её.



Глава пятая. Часть первая. Беги пока не поздно.


Где то в пятиста метрах от нас по обочине дороги шла девушка, она явно промокла под дождём ещё не давно шедшего над трассой и потеряла надежду поймать машину, просто шла и услышав звук протекторов скребущих промокший асфальт, подняла руку даже не оборачиваясь и не останавливаясь.
Я не собирался ехать быстро, но к тому моменту как я её увидел, сам не заметив того, разогнался до девяноста-пяти миль в час и что бы затормозить мне пришлось воспользоваться ручником. На меня полился сонный мат со стороны пассажирского сиденья, но он резко стих когда вник в ситуацию, предсказания оправдывались.
- Газуй, идиот, ты ведь знаешь - чем это закончится! – кричал голос в моей голове.
Но я, грустно провожая дым от покрышек смешавшийся с паром от выкипевших под ними луж, поднял стекло и начал говорить – Вы надеялись поймать в это время трезвого водителя который довезёт вас до места назначения и не изнасилует?
- Честно говоря… Да. – у неё красивый голос слегка простуженный дождём, но ничего страшного в этом не было, скоро она согреется, обсохнет и всё пройдёт.
- Ну, тогда вы идёте совсем не по той дороге, тут ездят только такие, но если хотите, то вас могу подвезти я, а им останется только ругаться и завидовать моему улову.
- Хммм… Странное предложение, но похоже выбора у меня нет. – и она вошла в мою жизнь через широко распахнутую заднюю дверь Шерри.
- Ну, будем знакомы, я Сергей и вот эта пьяная скотина, как ни странно, тоже Сергей, вот, видите, как легко запомнить? А вас как называть?
- Пока никак, а потом посмотрим.
- Это как-то нечестно, но ладно, пожалуй, вы правы, можно ограничиться и безличностными обращениями, но вот вещь, которую мне, как пьяному водителю, надо знать обязательно – Куда вас везти? И ещё, как просто человеку противоположного вам полу – Вы торопитесь к месту назначения?
- А что вы можете предложить взамен моего времени? - Она очень чётко и даже почти агрессивно разделяла слова в начале предложения, а конец сказала так, как будто бросила мне кость – мягко и почти нежно.
- Море, херес и собственный отель.
- Ну, меня этим не впечатлишь, тем более я всё равно хочу спать так, что отвезите меня в Симеиз, если это не противоречит вашим планам. – её огромные глаза смотрели на меня сквозь зеркало заднего вида и мне было так неуютно-приятно, что я начинал чувствовать себя паралитиком в инвалидной коляске.
- Хорошо, но Симеиз маленький город, я обязательно найду ваши глаза в нём.
- Ищи. – этот неожиданный выпад, ещё и в таком фамильярном стиле выбил меня из колеи, но и из ступора он тоже вывел, я начал ощущать бурю которая только собиралась нагрянуть на эти тихие берега.
Пожалуй самое верное в этот момент действие – выгнать её из машины и ехать на пляж пить вино, потом мучится от тошноты и вертолётов в своём номере-доме давясь от воспоминаний, но я втопил педаль газа так глубоко, как позволял пол и взревев как древняя рептилия шерри рассекла ночь в направлении которое вело к Симеизу.
В тот момент мне показалось, что всё равно ничего не изменится, просто подбросим милую ведьмочку до её дома и поедем дальше, там более наши дороги пока пересекаются. Ей ближе, нам дальше, но по пути.
Потом сядем каждый в свой самолёт и разлетимся по разным странам, а после смерти даже сможем сравнить у кого было теплее веселее и полезнее.
Но мир меняется со скоростью падающего метеорита и знать этой простой истины в тот момент мне было нельзя.

* * *


Мы говорили о погоде и современных течениях музыки, просто вели светскую беседу, мне хотелось оторваться от руля и смотреть в её бездонные глаза, они были похожи на глаза бабочки только что слетевшей с цветка наполненного нектаром.
Кто бы что не говорил, но глаза действительно многое значат, если есть в глазах что то что затягивает в них, то значит ты попался в капкан, как бы ты не хотел вырваться из-под этого ощущения. Мне очень нравится, как это говорят англичане, так точно описывая всё что в твоей голове: «Fall in love». Ну, конечно же, а как ещё, падение, от любви не летят, а падают, падают в низ на такую глубину на какую смогут и чем глубже падёт человек от любви тем лучше, ведь выбираться вам придётся вместе, а это значит чем дольше лезть наверх тем дольше продлится вся эта любовь. А само слово конечно дурацкое, мне всегда казалось, что оно не передаёт даже сотой доли смысла в себя вложенного.
Мы катили по дороге и Серёга уснул, а я сбросил оборотом и наслаждался её запахом, море масла и благовония, что-то вроде сандала, но с более резким запахом, хотя может быть мне это просто показалось.
Из её губ текла река слов, в большинстве своём не нёсших особого смысла, просто заполняли пространство, я занимался тем же, но её голос был так прекрасен, что мне приходилось забывать обо всём на свете, стараясь не потерять контроль над машиной и собой.
Среди общих фраз проскальзывали вещи с явной смысловой нагрузкой, мне было тяжело их обработать в тот момент, но я старался не отставать и давать наиболее точные ответы, старался гасить в себе всё нажитое и оставаться собой, не выпирая лишними частями сознания.
Решив чуть-чуть продлить эту встречу, я поехал по объездной дороге, она не сильно длиннее, пять минут накинет.
Кипарисы медленно проползали за окном, светясь от света полумесяца, «лунная дорожка» блестела на поверхности моря, где то вдалеке горел карнавальными огнями туристический лайнер не малых размеров. Мне хотелось тут же нажать на тормоз, выйти вместе с ней из машины и пойти куда глаза глядят бросив всё здесь, в конце концов Серёга остался бы «охранять» Шерри.
Но как только мы подъехали к «Геракловой» аллее Симеиза она попросила остановить машину и поблагодарив исчезла в парке. Я так и не решился её догнать, не знаю почему, но до сих пор жалею, хотя бред это всё.
Вывернув по узкой улочке к основной дороге я поехал к своему дому, мой друг так и не просыпался, но выглядел хорошо, поэтому не стал его будить, просто включил радио и поймал джазовую волну, Том Вэйтс уныло напевал «Ай шот зе мун» и я придавливая педаль газа, под размеренный ритм песни, рулил сквозь ночь.
Где то в мире уже наступил новый день, а мы всё ещё болтались в прошлом и, как мне кажется, не стремились из него уходить.



Глава Пятая. Часть вторая. Покер.


Погружаясь в пучину яростного отчаяния, я загонял двигатель своего автомобиля в красную зону и он, задыхаясь от недостатка кислорода, ревел неся мою душу в царство мёртвых.
Я уже месяц нарезал круги по городу в поисках её глаз, но то ли свалившаяся на меня трезвость или же общая неясность своих желаний, разводила мосты судьбы в тот самый момент когда я собирался выбраться на правильный путь.
Сергей постоянно звонил мне на мобильный, то и дело отвлекая меня от моего предприятия, всё больше и больше смахивающем на провал в бездну.
Гостиницу ожидали крупные изменения и потрясения, что хоть и было не желательно, но так или иначе неизбежно, меня это постоянно дёргало и терзало, шутка ли, эта гостиница стала частью моей жизни и мне не хотелось смиряться с потерей её.
А дело в том, что на нас обратила внимание местная туристическая компания, державшая под собой основную часть туристического бизнеса на южном побережье.
Когда я создавал свою таверну, то даже подумать не мог, что столкнусь с такими проблемами и никогда не претендовал на место под солнцем, давно спрятанным за тенью этого гиганта, но мне случайно получилось вляпаться в борьбу с ним, ведь я задрал планку сервиса на достаточно большой уровень так и не потребовав в замен баснословные деньги которые так хотели заполучит другие отели такого уровня, у меня конечно же не было бассейна и теннисного корда с личным инструктором, но зато мой персонал знал английский язык и всегда был вежлив к своим клиентам, к тому же я сделал всё что бы достичь домашнего уюта как в номерах так и в баре, что не могло не привлечь ко мне клиентов.
Мы не гнались за прибылью, нам это просто не было нужно, у каждого из нас было достаточно своих денег, чтобы безбедно жить не полагаясь на доходы гостиницы, мы просто хотели создать место для Себя в которое было бы приятно вернуться, по этому по сути своей она просто окупалась практически не неся дохода в наш карман. Но это, конечно же, бесило наших «конкурентов», они то не знали ни чего о нас и думали, что мы просто надуваем их заодно разоряя, наверняка с ужасом ждали того момента когда мы станем разрастаться и «захватывать» их территорию.
Теперь нас трясли чуть ли не каждый день. К нам приезжали из налоговой полиции, на нас травили санэпидем станцию, клеветали в общество прав потребителей и подсаживали подсадных клиентов которые всячески старались испортить нам имидж, в общем всячески старались сломать нас и испортить нам жизнь.
Нам же ничего не оставалось, как стоять на своём стараясь не поддаваться на провокации. Всё постепенно шло к тому, что нас закроют или, в лучшем случае, перекупят. Их клыки были гораздо длиннее и острее наших, а не мог воспользоваться своими старыми связями и прижать их из-за своей преждевременной гибели.
Как не старался Сергей, напрягая всех, кого он знал, но это только оттягивало неминуемый крах нашей берлоги.
Может быть мне и удалось бы найти выход из этой ситуации, но я был оглушён страстью и не мог ни о чём думать, просто сжигал протекторы на колёсах выпуская в воздух едкий дам выхлопных газов.
Я так наловчился рулить по «американским горкам», что наверное смог бы проехать с закрытыми глазами по любому из вариантов маршрута в лабиринте улочек Симеиза, но что то не складывалось, колода карт была краплёной и всё время выигрывало казино, мне же оставалось только надеяться на то, что крупье хоть раз ошибётся и к моей паре придёт пара из прикупа сложившись в каре.
В один из дней мне это почти удалось.
Я притормозил у кафе в надежде на глоток холодного пива и, какую ни будь, не затейливую еду и уже даже успел сесть за столик и заказать всё это, даже увидеть, как поднос с моим запотевшим бокалом летит к моему столику, как моё сознание поразила молния.
По дороге рядом с кафе, жужжа как майский жук, пролетела малолитражка, что то типа «Део Матис» или какая то другая в этом духе, мне было не до этого, из-за затемнённого пассажирского окна на меня смотрели те самые глаза, я был в этом уверен, мне удалось её найти. Не важно, что она, скорее всего, даже и не заметила меня, слишком уж мимолётно это было, но я, то её видел.
Пружина в моём сердце завелась и разогнувшись заставила меня забыв о заказе в два прыжка долететь до своей Шерри, не обращая внимания на крик официанта. Ещё на ходу мои дрожащие пальцы панически нажимали на кнопки брелка сигнализации, чтобы, не теряя времени, завести мотор.
Крыша была опущена и, по этому, я перепрыгнул через дверь, как опытный Джеймс Бонд, смачно разбив колено о приборную панель, хотя, в тот момент, я этого даже не заметил. Загнав педаль газа на такую глубину, что дыма из-под покрышек хватило бы для декоративного тумана в небольшой деревушке из фильмов про войну.
Она уже скрылась за поворотом и там впереди развилка, если я не успею, то не смогу догнать, точнее мои шансы поделятся на два, догнал или ошибся дорогой и, по этому, не смотря на истошные мольбы о пощаде со стороны двигателя, я гнал свою Шерри, как мушкетёр опаздывающий на свидание с королевой.
В какой то момент мне даже улыбнулась удача, их машина была в каких то трёх стах метрах от меня и я уверенно догонял её. Мне даже померещилось, что я могу рассмотреть её силуэт сквозь заднее стекло и заглянуть в её глаза сквозь «ухо» зеркала заднего вида…
Но судьба сыграла со мной злую шутку, не успев обрадоваться неожиданно пришедшему мне в руки флешу, я обнаружил, что судьба отбила его фулл-хаусом, разодрав в клочья покрышку на моём заднем, правом колесе…
Машина осела и её повело, шутка ли, скорость была уже почти сто восемьдесят, а я, от отчаяния, ни чего не мог сделать, просто смотрел как дорога пере до мной мотается в разные стороны, мелькая разными вариантами моей смерти, а она поворачивает на право не давая мне шанса догнать её.
В машине что то оглушительно крякнуло и в воздух взлетели остатки от шины, я же осознал, что смерть машет своей косой у меня перед лицом силясь попасть и сорвав ручник полетел в практически не управляемом заносе по встречной полосе.
Моё поражение в этой партии озвучилось победным кличем судьбы, проникнувшим в реальный мир по средствам трения металлической части застопоренного колеса о горячий асфальт и добавив спецэффектов искрами из-под него же, всё остановилось.
Моя машина слегка потряслась и с видимым удовольствием остановилась. А я, с удивлением, обнаружил, что зеркально мне, в полу метре от моего бампера, стоит маршрутное такси, не малых размеров, и его водитель, молодой парень видно не так давно крутящий руль такой «дуры», так вцепился в баранку, что было ясно - он только что видел свет в конце тоннеля и читал, про себя, отче наш.
Я же достал из бардачка пачку «Честера» и, закурив, пошёл оценивать ущерб нанесённый этой импульсивной погоней за неизвестностью.



Глава Шестая. Часть первая. Сердце и бездна.


- Семёныч! Где ты, мать твою!? – мой окрик ленивым эхом покатился по территории Никитского заповедника, как бы, нехотя поднимаясь в гору, пробиваясь сквозь лес.
Ответа не последовало и, вороша своим телом утренний туман, я направился в «его» грот, ведь если Дьявол спит, то спит крепко, а это значит, что простыми криками до него не достучаться, надо лезть.
Обычно я бы на это не решился, зачем гневить то, что не до конца понимаешь, но степень охватившего меня отчаяния уже перевалила за точку невозвращения. Я был готов на всё.
- Где ты там? – говорить громко в пещерах не имеет ни какого смысла. Стены работают как огромный провод, уводя твой голос в огромные подземные пустоты, которые, в свою очередь, многократно усиливают твой голос, возвращая его громким эхом. – Ты ведь знаешь, я всё равно до тебя доберусь, хватит прятаться…
Это не самое уютное место, точнее это не самый удобный вход. Низкий потолок и узкие стены, да и ещё скользкий засыпанный песком пол и обрыв с двух сторон. Приходится почти лежать на земле, передвигаться очень тяжело, но это только цветочки, дальше хуже, дальше – бездна.
Мне всегда было интересно, какой глубины этот обрыв, но я никогда этого не узнаю. Я постоянно бросаю в него камни, но точного результата добиться невозможно, рисунок этой бездны так причудлив, что камни не долетают до дна, а просто закатываются в отдельные расщелины или остаются лежать на полках, но всегда на разной глубине. Это пугает, вроде бы ты услышал последний шлепок камня и должен успокоиться, но слух напрягается в поисках следующего удара, а сознание отказывается верить в тишину.
Вход в его жилище – этот обрыв, надо применить всю свою ловкость и хладнокровность, чтобы попасть к нему, но и это не будет гарантировать полной безопасности, ведь этот засранец может разозлиться.
Полка, до которой мне нужно добраться, находится метра на два ниже края обрыва и её ширина оставляет желать лучшего. Следующий этап это мучительный поход в неизвестность по этой полке, мне надо сказать вам, что я никогда не был в самом жилище, только здесь в «прихожей», но однажды видел, как он туда пробирается, у него это получалось с лёгкостью профессионального футболиста забивающего гол пятилетнему ребёнку.
- Вставай же! Не заставляй меня туда лезть, а то лишишься и меня и того что я принёс…
Пустые стены весело подхватили мои слова и, наигравшись в пинг-понг, выбросили их в темноту.
Ничего не поделаешь, придётся лезть.
Оставив свою сумку на самом краю обрыва, так чтобы её легко было достать снизу, я, нехотя, свесил ноги в бездну и, медленно развернувшись лицом к склону, со скоростью улитки начал спускаться в низ.
Время замерло, только холодный пот на лбу, паника и холод в мышцах. Если я сейчас сорвусь, то меня поглотят все чудовища Ада, так жадно впивающиеся в меня глазом этого колодца, они затаились и ждали меня. Воздух распростёр свои руки, готовясь поймать мой последний крик, стены готовили ракетки, чтобы покидать меня между собой, а я всё полз в низ, миллиметр за миллиметром, так до тех пор пока моя голова не скрылась под обрывом сантиметров на двадцать, только тогда ноги коснулись твёрдого камня на который можно было бы взвалить свой вес и слегка расслабиться.
Сердце начало биться чуть увереннее, но всё равно с опаской и неохотой, уж оно, то бы, наверное, выбрало мгновенную смерть вместо этих издевательств.
Медленно, не нарушая сложившийся ритм своих телодвижений, я снял свою сумку, она испуганно зашуршала, отчаянно цепляясь за устойчивую поверхность тканью, ей было страшно падать вместе со мной и я её понимаю.
Адреналин раздирал моё тело на части, руки остыли до температуры окружающих меня скал, в голове, сгустками тумана, плавала паника, ноги отказывались двигаться, но отступать было ещё страшнее, чем падать в бездну, самое страшное позади, теперь бы только не потерять равновесие.
Мрак вокруг меня был таким густым, что мой фонарик с трудом пробивался сквозь него, освещая столь малое расстояние, что было не понятно как далеко ещё идти до расширения и будет ли оно вообще. Может мне придётся спускаться ещё ниже или ещё что-то в этом духе, он говорил мне, как добираться, но сам-то он фонарём не пользуется, по этому, я ни черта не знаю.
Но это было только иллюзией вызванной моими страхами и темнотой, мне достаточно быстро удалось добраться до «входа» в большой зал. Почувствовав себя в безопасности, я упал на скалы и минут десять так и лежал, не двигаясь, потом, не вставая, достал сигарету и закурил, оттягивая момент, когда придётся встать и идти дальше.
Голова почти успокоилась, но тело ещё подавало тревожные сигналы мозгу, хотя последний уже посмеивался над своими страхами и сравнивал моё путешествие бок о бок с бездной с увеселительной прогулкой, ну что ж, его право, теперь то мы в безопасности.
- Ага, значит-таки слез. Смешно та там карабкался, прям, как беременная каракатица. – Его хриплый смех глухо резонировал со стенами пещеры и начало казаться, что смеётся весь грот.
- То есть ты всё видел!?
- Конечно! Ты тут такого шороху навёл, что разбудил меня, я уж хотел вылезти и наподдать источнику шума, а тут смотрю, это ты ползёшь, вот и решил понаблюдать. Посмотреть чем закончится…
- Но почему ты не помог?! Или не остановил меня? Я ведь мог упасть! – Я откровенно злился, эта сволочь подвергла меня такой необоснованной опасности, только из-за того что ему было интересно посмотреть!
- Да ладно тебе, что тут помогать, вон, сам думаешь, что это было слишком просто и смеёшься над своими страхами, это же маршрут для туристов, я же не обижаюсь на то, что ты меня «Семёнычем» зовёшь. – Он замолчал, обдумывая что-то, но пару секунд спустя продолжил – И, мне хотелось узнать… на сколько важно то ради чего ты здесь, видимо важно раз так далеко зашёл, мне даже стало интересно, а ты тут всё валяешься, вставай, и так весь грязный.
Он был прав, мой пиджак и джинсы покрылись слоем каменной пыли и глины, в некоторых местах одежда порвалась, чёртова пещера собрала свою дань, но чувствовалось – это ещё не всё.
Поэтому я встал и, с решительностью танка идущего на таран, пошёл за ним в его Дом.


запись создана: 02.05.2009 в 14:47

@темы: Сны, Книги, Город, Generation

URL
Комментарии
2009-05-10 в 18:47 

Сергей Актуш
сильно

2009-05-11 в 10:42 

Schwester
Ё
...ума холодных наблюдений
и сердца горестных замет...
(с.)

2009-05-11 в 10:47 

Tom_Tonnay
Если выбирать между правдой и легендой, транслируй легенду.(Anthony Wilsen)
URL
   

Autosuggestion

главная